Интернет-порно, Twitter и моя очень личная зависимость

В 1996 году я навестил моего друга Зака, который работал программистом в онлайн-секс индустрии…

Я не знаю, как назвать это. Склад? Объект? Фактически, в нём было пять кабинок с девушками. Всю ночь напролет парни платят этим девушкам деньги, чтобы те раздевались и общались с ними по интернету. Видео тогда было не такое, как сейчас, поэтому это было скорее похоже на слайд-шоу — парни получали одно фото за другим. И платили за это около $5 в минуту. Все девушки были довольно милыми кроме одной «бабы», которая на самом то деле была порнозвездой мировой величины.

Зак бросил среднюю школу, никогда не учился в колледже, в 28 лет носил бороду длиной два фута, но был отличным программистом. И, как он мне поведал: «девушки любят меня. После долгой ночи мы часто «зависаем» с ними».

Около двух часов ночи мы заказали пончики. Это было великолепно. Мой друг, я и пожилая женщина, оказавшаяся «менеджером» объекта, известная порнозвезда, которая была страшна как смертный грех, но доставщик пончиков узнал её. Девчонки в нижнем белье на перерывах заходили, чтобы съесть пару глазурованных пончиков, и с липкими руками возвращались в свои кабинки.

Работа моего друга состояла в том, чтобы убедиться, что всё работает. Тогда они получали много трафика. Что-то может сломаться. И когда что-то действительно ломалось, они теряли деньги. Время равно деньги. И время равно бренд. Если вы работаете 24 часа в сутки — бренд крут, а деньги зарабатываются. Зак зарабатывал около $100 тысяч в год, потому что ему не было равных в том, чтобы поддерживать работоспособность оборудования.

После того, как мы попрощались с последней девушкой около 5:30 утра, когда солнце уже начало подниматься над крышами (последними её словами было: «когда в следующий раз увидимся, у меня будет другая грудь!»), мы с Заком пошли завтракать. «Я наркоман» — сказал он мне — «Если я не буду смотреть на четырех обнаженных девушек всю ночь, я буду ощущать себя внутри пустым».

Я знаю, что он чувствует. Я тоже наркоман. Ужасный. И зависимость становится всё хуже. Настолько плохо, я что я для себя уже запланировал двухнедельный ритрит на медитацию, чтобы узнать, поможет ли. Я слышал, что медитация помогает лечить наркоманию.

Как и Заку, мне нужен постоянный стимул. Сначала это было не так уж и плохо. Я написал книгу. На это мне понадобилось полгода или около того. Когда книга вышла, я смотрел обзоры. Искал, что люди писали о книге на различных сайтах. Я проверял свою почту ночи напролет, читая то, что люди пишут мне о моей книге. И так далее.

Но после того, как я написал вторую книгу (и сейчас пишу уже шестую), я знал, что мне нужно больше. Я начал писать больше статей. Несмотря на то, что я работал полный рабочий день, управляя фондом, моей потребностью стало написание две, три или даже четыре статьи в день для Financial Times или thestreet.com или Forbes или Yahoo или пофигу для кого. Я жажду всё большей и большей обратной связи. Любой обратной связи, как положительной, так и отрицательной.

Теперь мою зависимость поддерживает Twitter. Больше не нужно тратить 6 месяцев на написание книги и столько же на на её публикацию. Больше не нужно подавать статью в редакцию и молиться, надеяться, что кто-то прочитает её в течение следующей недели. Теперь вы можете придумать мысль, потратить 140 символов (даже не слов, а символов, включая пробелы). Разместить это всё в Twitter и ждать несколько секунд, чтобы кто-то ответил. Затем перефразировать, запостить ту же мысль в Facebook. Подождать еще несколько секунд… отчаяние.

Цикл творческой обратной связи почти мгновенен. Foursquare еще лучше. Даже писать ничего не нужно. Просто нужно БЫТЬ где-то и люди могут ответить: возможно, даже появиться там или ретвитнуть ваше местоположение.

Или, возможно, вы можете быть главой администрации местного поселения (мэром). Достаточно просто Быть им, чтобы получать стимул. Признание того, что вы существуете, потому что другие люди признают ваше место или ваши мысли. Что вы — реальный и особенный.

Бизнесы, которые работают сейчас (Foursquare, Groupon, Twitter, копеечные аукционы вроде Justhaute, Zynga и т.д.) предоставляют тот же мгновенный стимул, который сейчас так жаждет мир.

Каждое взаимодействие доказывает, что вы существуете и что ваше существование имеет смысл. Я не знаю, как сойти с этого поезда. Но если вам не принесет это много неудобств, не могли бы вы ретвитнуть эту статью?

(с) Джеймс Альтушер. 2011.

Перевел Василий Смирнов.