Выйти на $1.000.000 в год

Для моего друга это был большой день. Майк только что получил свой годовой бонус на Уолл-Стрит (будь проклят финансовый кризис!). Итоговая сумма бонуса составила 1000000 долларов.

Мы встретились за обедом. «Поздравляю» — сказал я — «Ты теперь миллионер».

«Я знаю» — сказал он — «Это мой первый миллион. Надеюсь, заработаю больше, хотя и в следующем году. Потому что это нелепо».

«Что ты имеешь в виду?» — отреагировал я — «Это миллион долларов. Разве это не означает, что ты попал в верхний 0,001 процент всей человеческой расы с точки зрения зарплаты? Тем более в самой середине мирового финансового кризиса. Кому еще так могло повезти?»

«Да какая разница» — надулся Майк — «Мне повезет, если я не обанкрочусь к этой же дате в следующем году»

«Чувак, ну ты что. Ты никогда раньше не зарабатывал таких денег. А сейчас ты заработал лям во время худшего экономического кризиса за прошедшие 75 лет. Как ты можешь так быстро его потерять?»

«Ну, во-первых, половина этого миллиона находится в акциях с отсроченной датой погашения» — объяснил Майк, являвшийся вице-президентом топового банка — «Итак, я должен держать эти акции следующие пять лет, если останусь работать в этом банке. Выходит, что вроде бы эти деньги у меня есть, но кто, черт возьми, остается на одной и той же работе пять лет? Мне предстоит выяснить, как получить бонус в конце этого срока. И всю сумму я получу только если экономика снова не обвалиться. Какие у меня есть гарантии?»

«Во-вторых, из оставшегося на руках полумиллиона я должен половину отдать налоговой. На руках остается 250000 долларов. Моя жена хочет снова взять в аренду Hamptons. То есть еще 50000 будут выкинуты на ветер следующим летом.»

«Один ребенок у меня в саду, а другой во втором классе. Если посчитать стоимость обучения в частной школе, курсов балета и фехтования, это набежит еще 60000 долларов. Итого у меня остается 140000»

Тут мой друг (я не преувеличиваю) ослабил галстук. Ему стало трудно дышать.

«Хорошо, у меня осталось 12000 в месяц. Мой ипотечный кредит составляет 5000 в месяц. И я не думаю, что смогу продать мою 1200 футовую квартиру, которую купил за 1,4 млн два года назад, потому что куда я тогда перееду? В Бруклин? Поверь мне, с ценами там беда. И все мои партнеры живут в Манхеттене. Нет Манхеттена — нет партнерств.»

«Итого, у меня осталось 7000 в месяц. Не хочу показаться снобом или что-то такое, но у меня есть домоправительница, няня, членство в спортклубе, врачи для меня и жены, плюс семейный терапевт.»

«И я не знаю, как я протяну, но знаю, что пока всё вытягивает моя кредитная карта. Джеймс, я не знаю, что делать.»

«Между тем, работа сейчас сумасшедшая. Мы каждую сделку буквально продавливаем и буквально каждая фирма с нами конкурирует. Мы все используем одни и те же приемы. И сделки вроде бы идут. Но никто не может сейчас получить кредит, чтобы закрыть сделку. Кто знает, какие бонусы будут в следующем году со всем этим давлением правительства. Кошмар!»

Мы посидели несколько минут в тишине. Я знал Майка уже 15 лет. В середине 90-х мы каждый понедельник ходили с ним на комедийную ночь в Lounge на Ludlow Street. Мы смотрели начинающих комиков, которые потом пробьются на Comedy Central или на стендап шоу в HBO. Потом мы всегда отправлялись в El Hat поесть чего-нибудь мексиканского.

Когда Майк женился, он хотел оплатить свадьбу самостоятельно. Это означало, что он мог позволить себе пригласить только родителей и пару друзей, включая меня.

Несколько лет спустя, работая в своем первом банке, он неделю праздновал первый бонус — 50000 долларов. Это была эпоха доткомов и все ходили будто пьяные. Он вложил бонус в компанию, производящую беспроводные вспышки, и удвоил свои деньги. Это позволило ему купить свои первые апартаменты. Жизнь была хорошей и, казалось, будет длиться вечно.

«Мне нужно больше работать в этом году» — внезапно сказал он — «Я должен как-то вырваться из этой мясорубки. Иначе я обанкрочусь. Ты понимаешь, о чем я?»

«Нууу, слушай» — ответил я — «Я хочу сказать, чтобы ты был счастлив тем, что имеешь. Можешь ты как-то вырваться из этой крысиной гонки? Похоже, что это тебя утомляет.»

«Ты издеваешься? И чем я займусь? Буду зарабатывать жалкие 250000 баксов, торгуя запчастями краденых авто? Продавать зубную пасту для Procter & Gamble? Чувак, я пашу по 70 часов в неделю. Я зарабатываю каждый цент, что у меня есть»

(c) Джеймс Альтушер

Перевел Василий Смирнов